«В минувшие века перед трапезой люди не только молились, но и просили друг у друга прощения»

С директором музея «Замок Радомысль» Оксаной Лисак мы поднимаемся по 158 ступеням винтовой лестницы к небольшой часовенке, расположенной в башне.

— Ее открытие мы приурочили к двухлетию нашего замка, — говорит Оксана Лисак. — Это самая высокая часовня в Украине — 35 метров.

По инициативе создательницы этого музея — известного врача и общественного деятеля доктора медицинских наук Ольги Богомолец — в часовне разместили очень редкую икону Богородицы — с радугой. Таких образов в Украине известно лишь три. Радуга одновременно символизирует пояс Девы Марии и связь земли с небесами, которую создают молитвы Божьей Матери.

В залах замка размещается музей украинской домашней иконы «Душа Украины», экспонаты которого Ольга Вадимовна собирала почти 20 лет. На праздновании второй годовщины она рассказала гостям о наиболее интересных раритетах.

— Обратите внимание на икону, на которой Иисус улыбается, — говорит Ольга Богомолец. — В Украине лики Христа, Богородицы, святых изображали не бесстрастными, а добрыми. В этом суть отношения нашего народа к вере — люди не боялись Бога, а любили Его.

В жилищах украинцев находились домашние иконостасы. По ним можно узнать о хозяевах. Скажем, в хате жили Петр, Евдокия, Василий, Иван, Елена, Анна и Екатерина. Народному живописцу заказывались иконы святых покровителей членов семьи. Поэтому иконостасы, как правило, были большими — могли занимать чуть ли не весь периметр стен. Зачем нужны были иконы небесных заступников? Дело в том, что люди обращались с просьбами к Богу через своих святых.

Раньше было принято, чтобы украинская семья дважды в день ела за общим столом. Перед тем как приступить к трапезе, не только молились, но и просили друг у друга прощения. Поэтому не было такого, что из-за каких-то обид муж с женой неделями не разговаривали.

В каждом из регионов Украины сложилась своя школа домашней иконы, которые значительно отличаются друг от друга. Скажем, образа с Полтавщины легко узнать по светло-голубому фону, а на Киевщине нимбы над головами святых принято было рисовать в темных оттенках. У нас представлены иконы всех христианских конфессий со всех уголков страны. Здесь также собрана большая коллекция казацких и дорожных образов.

Целый зал посвящен иконам Богородицы. На одной из них Дева Мария изображена маленькой девочкой, которая только учится читать.

Останавливаемся возле двух небольших икон прямоугольной формы.

— Создавали их по росту младенца: его клали на доску, которую обрезали, а затем писали на ней икону небесного покровителя этого малыша, — рассказывает Ольга Богомолец. — Длина таких образов — от 48 до 52 сантиметров. Интересно, что еще не крещенный ребенок всегда спал рядом с матерью. Лишь после крещения в люльку помещали иконку святого покровителя, стелили сено и поверх уже укладывали младенца. Нужно сказать, что колыбель считалась оберегом дома.

Для стирки белья использовали березовую золу

— У нас есть икона Богородицы, на которой повитуха обрезала пуповины новорожденным, — продолжает Ольга Богомолец. — Об этом свидетельствуют многочисленные борозды на образе. Орудуя ножом, повитуха старалась ни в коем случае не повредить святой лик.

В советские годы коллекционеры активно собирали иконы, тем самым спасая их, — выискивали по чердакам, в обезлюдевших деревнях… К сожалению, украинские народные иконы тогда не коллекционировали, так как они считаются неканоническими. Много лет назад на барахолке я искала старинные вещи и увидела святой образ в луже — его бросили в воду, чтобы покупатели не замочили ног! А как-то на толкучке, под грудой колгот и носков, я разглядела икону святого Юстиниана — она служила в качестве прилавка.

Когда советская власть отучала народ от веры, школьникам давали задания уничтожать иконы. Ольга Богомолец показала нам образ, который бросила в печь одна девочка, одурманенная атеистической пропагандой. Но как только школьница вышла из хаты — мама вытащила святыню из огня. В экспозиции представлены и другие свидетельства святотатства, например, сундук и ставни, изготовленные из икон.

Также в замке демонстрируется коллекция старинных вещей домашнего обихода. Даже есть самогонный аппарат, которому уже больше ста лет. Ольга Вадимовна показала нам сосуды — украинские амфоры — сплетенные из лозы емкости. Удивительно то, что их использовали для хранения вина, растительного масла и других жидкостей. Для этого плетеную утварь помещали в воду, лоза разбухала — и стенки сосуда становились настолько плотными, что ничего не пропускали.

Нам показали так называемое жлукто — выдолбленную из цельного ствола дерева емкость, в которой замачивали белье. В качестве стирального порошка использовалась березовая зола.

Подходим к старинным ульям для пчел.

— На них изображены покровители пасечников святые Зосима и Савватий, — поясняет Ольга Богомолец. — Меня заинтересовало, почему в украинских фольклоре и кухне уделяется гораздо меньше внимания меду, чем, скажем, салу или галушкам. Ответ я нашла: в старину основным продуктом пчеловодства был не мед, а воск, необходимый для изготовления свечей.

«После уничтожения „папiрнi“ запаса бумаги для книгопечатания хватило еще на 150 лет!»

Историко-культурный центр «Замок Радомысль», включающий ландшафтный парк, создан на месте старинной «папiрнi» — первой в Центральной Европе мануфактуры по выпуску бумаги. Ее основали в 1612 году монахи Киево-Печерской лавры. Место они выбрали неслучайно: оно хорошо защищено — стоит на гранитной скале, окруженной водой, что важно для обороны. Стены с бойницами имели толщину полтора метра — настоящая крепость, которую сложно было разрушить даже из пушек. Одним из аргументов в пользу скалы возле Радомышля послужило то, что из ее недр бьет источник, из которого брали воду во время осад. Этот ручей существует по сей день — вытекает из-под пола в концертном зале замка.

*Замок построен на гранитной скале, со всех сторон окруженной водой. Четыреста лет назад там делали бумагу для Киево-Печерской лавры

— «Папiрня» проработала 80 лет и ни разу не была захвачена врагом, — говорит бывший директор музея «Душа Украины», архитектор и художник Виктор Москалец. — Ее разрушили сами украинцы во время одного из народных восстаний. Возможно, монахи не восстановили мануфактуру потому, что к тому времени был произведен колоссальный запас бумаги — книги на ней печатали еще 150 лет! Кстати, значительная часть работ на старинной мануфактуре была механизирована — трудоемкие операции выполнялись за счет того, что расположенный рядом водопад вращал колесо «папiрнi».

В начале ХIХ века на фундаментах мануфактуры построили водяную мельницу, которая уже давно закрыта. Объявление о ее продаже однажды попалось на глаза Ольге Богомолец. Мы как раз искали здание для размещения уникального музея домашней иконы, поэтому Ольга Вадимовна взялась за создание в Радомышле культурного центра.

Тогда, в 2007 году, на этом месте возвышались остатки стен и была свалка. Пришлось вывезти 60 КамАЗов мусора. Помещения мельницы стали частью замка, который по моему проекту строили пять лет. Вначале Ольга Богомолец открыла здесь музей (коллекция насчитывает пять тысяч икон. — Авт.). Следующим шагом стало восстановление производства бумаги по старинной технологии. Этим тоже занимался я. Оборудование «папiрнi», конечно, не сохранилось, но мы разыскали гравюры, на которых оно изображено. Это позволило нам воссоздать прессы, ванны, рамки, подобные тем, которые использовались 400 лет назад.

— Из чего раньше делали бумагу?

— Я под микроскопом изучал старинные книги. Кроме льна, конопли, крапивы обнаружил в составе бумаги частички шелухи лука и чеснока, защищающие страницы от микроорганизмов. Монахи высушивали сырье, перемалывали, а затем около двух с половиной месяцев вымачивали, пока оно не превращалась в однородную массу. Из нее и делали листы.

Как это происходило, продемонстрировал один из сотрудников замка Сергей Пазиаров. Сеткой, вставленной в деревянную прямоугольную рамку, он зачерпнул пульпу, вода стекла, и остался осадок бледно-коричневого оттенка. Мастер поместил ее под пресс — и получился лист бумаги.

— Сначала я повешу его сушиться, а затем еще раз пропущу через пресс, — пояснил Сергей Пазиаров.

— Обратите внимание, что каждый лист имел водяной знак — три башенки с крестами, — продолжает Виктор Москалец. — Это герб настоятеля Киево-Печерской лавры архимандрита Елисея Плетенецкого. В старину готовую бумагу везли в Киево-Печерскую лавру на лодках по речкам Мыка, которая протекает рядом с замком, Тетерев и Днепр.

Бумага «Радомисльської папiрнi» была отменного качества — она сохранилась значительно лучше, чем та, которую в XVII веке привозили из Германии и Голландии.

Вскоре гости замка получат возможность поработать печатниками — своими руками напечатать молитву «Отче наш» на листах, сделанных по старинной технологии. Это символично — обратиться к Богу в стенах музея иконы. А еще есть задумка наладить издание литературы по старинной технологии книгопечатания.

Автор: Игорь Осипчук

Фото: Сергей Тушинский